Закон и жизнь, 1995 сс. 20-23

 

КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ АССОЦИАЦИЯ. КАК ИДЕТ ЕЕ СТАНОВЛЕНИЕ?

 

19 апреля 1995 года Регистрационная палата при Министерстве юстиции РМ зарегистрировала Устав Национальной независимой криминологической ассоциации Республики Молдова.

Спустя 9 с лишним месяцев наш корреспондент встретился с ее президентом В.Г. БУЖОРОМ и попросил ответить его на ряд вопросов.

        Валерий Георгиевич, давайте начнем нашу беседу с общих, ознакомительных вопросов, ибо в республиканской печати только упоминался факт создания самой ассоциации. Для чего, к примеру, создана ассоциация? Каковы ее цели и задачи? Чем, собственно, была вызвана необходимость образования ассоциации?

        Прежде чем ответить на поставленные вопросы, хочу все же особо подчеркнуть статус ассоциации. С апреля 1995 года она действует как добровольное, самоуправляемое объединение. Основные цели ассоциации таковы: всестороннее развитие криминологических знаний и практическое их использование в интересах защиты прав человека, общественных и государственных интересов от преступных посягательств, а также научно обоснованное, справедливое и гуманное решение проблем борьбы с преступностью. Вот, пожалуй, и все, если вкратце говорить о целях нашей ассоциации.

Однако, на мой взгляд, гораздо важнее остановиться подробнее на причинах создания нашего объединения. Основная идея создания криминологической ассоциации была продиктована тем, что Молдова оказалась совершенно лишенной научного криминологического потенциала. После распада СССР в республике не имелось ни одного центра изучения проблем преступности (правда, такого центра и ранее не было на территории Молдовы). Создавшееся положение приводило к тому, что исследования в данной области у нас не проводились, да и сейчас не осуществляются. Не готовились ни в одном учебном заведении и криминологические кадры. Все это и подвигло к созданию Национальной независимой криминологической ассоциации. Чтобы успешно контролировать преступность и поддерживать общественный порядок, необходимо знать, в первую очередь, реальное состояние криминологической обстановки и тенденций развития преступности и ее отдельных видов в республике, постоянно выявлять причины и условия, детерминирующие данное социальное явление, другие факторы и обстоятельства, способствующие совершению общественно опасных деяний, а также разработать концепцию государственной программы борьбы с преступностью и комплекс профилактических мер.

Все обозначенные вопросы носят практический характер, но их разработка может быть осуществлена лишь на серьезной научной основе и лишь специалистами-профессионалами. Отсутствие же научной базы обрекает изначально на неудачу все попытки взять под контроль преступность.

И если разработка мер борьбы с преступностью требует солидной теоретической основы, то эта основа в свою очередь, как показывает мировой опыт, может быть создана лишь на базе криминологической науки. Все сказанное выше в значительной мере и послужило главной причиной создания криминологической ассоциации. Впрочем, стоит назвать и другие. Так, например, граждане республики и в настоящее время не получают объективную информацию о преступности и состоянии борьбы с различными проявлениями данного социального явления. А публикуемая в печати статистика, к сожалению, лишена квалифицированных комментариев, что наряду с потоком ужасающих подробностей в криминальной хронике не может не вызвать у людей страха за себя и своих близких, ощущения незащищенности, неуверенности в завтрашнем дне.

Еще один фактор, подтолкнувший нас к созданию ассоциации, – это информационный вакуум, в котором оказались ученые-юристы. Мы ведь практически не получаем научную информацию теперь ни с Запада, ни с Востока. Этот вакуум надо заполнить, но... в Молдове практически не выпускается юридическая литература: ни фундаментальная научная, рассчитанная на специалистов, ни массовая юридическая, ориентированная на широкие слои населения.

Что еще нас заставило пойти на создание ассоциации? Разумеется, и такой фактор как отсутствие механизма общественного контроля над деятельностью силовых структур и государства в целом в области борьбы с преступностью.

        Уже сегодня, Валерий Георгиевич, насколько мне известно, общественность, сотрудники правоохранительных органов обеспокоены значительным ростом в 1994, да и в 1995 году подростковой преступности в некоторых районах Молдовы. Причем, называя причины такого положения, чаще всего ссылаются на экономические и социальные проблемы. Этими же причинами, в общем-то, объясняется и довольно значительный уровень преступности в целом по Молдове, продолжающий сохранять тенденцию к росту. И хотя с этим мнением практиков трудно не согласиться, все же хотелось получить научную криминологическую оценку состояния преступности, ее причин, личности преступника, путей и средств предупреждения из уст специалиста, которому надлежит заниматься данным делом по праву. Разделяете ли Вы тревогу общественности, сотрудников правоохранительных органов в связи с ростом преступности? Как, на Ваш взгляд, эффективна деятельность полиции по пресечению преступных проявлений? Каковы, по Вашему мнению, причины роста преступности в целом, да и среди подростков?

        Скажу откровенно: обеспокоенность общественности и сотрудников правоохранительных органов ростом преступности, в том числе среди несовершеннолетних, я целиком и полностью разделяю. Считаю, что анализу состояния преступности нужно посвятить отдельную статью. Намерен это сделать в одном из ближайших номеров. Здесь же отмечу одно: преступность галопирует, и взять ее под контроль правоохранительные органы сегодня не в состоянии.

Факт же некоторой стабилизации преступности по данным официальной статистики в 1994 году, ставившийся в заслугу полиции, совершенно не обоснован. Скорее, наоборот, снижение числа зарегистрированных преступлений в каком-либо районе, городе, да и в целом по республике может служить индикатором плохой работы правоохранительных органов. Это, во-первых. Во-вторых, давно пора отказаться от старых стереотипов и во всем винить полицию, делать ее виновником “допущения роста преступности”. Полиция не должна бороться с преступностью, она должна защищать граждан от преступных посягательств, должна регистрировать преступления, раскрывать преступления, устанавливать лиц, виновных в их совершении. Вот за что нужно спрашивать и с комиссара, и с министра. Что касается роста преступности, то тут, пожалуй, следует спрашивать с президента, премьера, парламента. Ибо они в первую голову должны отвечать за рост преступности и за борьбу с ней.

Возвращаясь к деятельности полиции и отмечая, что она плохо работает, надо, справедливости ради, сказать: это скорее ее беда, а не вина. Разве можно рассчитывать на хорошую полицию при таком ее материальном, профессиональном и техническом обеспечении, при продолжающейся кампании дискредитации правоохранительных органов, при отсутствии должных социальных гарантий, при постоянной угрозе жизни сотрудников полиции, при сложившемся положении, когда Уголовный кодекс фактически распространяется лишь на простой люд, так как с должности выше “бригадира” при совершении общественно опасных деяний действует система другого права – “сословного права”. Конечно, нет.

Полагаю, что те, кто стоит у власти, не заинтересованы ни в том, чтобы иметь профессиональную полицию, ни в том, чтобы взять под контроль преступность. Я, поверьте мне, лично сужу об этом не по словам, а по реальному состоянию дел.

Теперь, что касается причин роста преступности в целом и среди несовершеннолетних в некоторых районах. Причины эти, в общем-то, известные, они связаны с перестройкой экономики и кризисными явлениями в ней. Главной же причиной считаю, что переход к рыночным отношениям идет без продуманной системы социальной защиты, что привело к все более углубляющейся социальной несправедливости в обществе. Указанное противоречие между потребностями людей и разными возможностями их удовлетворения наиболее остро воспринимается несовершеннолетними. Они, как оказалось, наименее защищены. Вот почему Молдова, если намерена идти по пути становления правового государства, должна исходить из примата интересов личности, создавая наиболее оптимальные и справедливые, с точки зрения всех социальных групп населения, условия для реализации своих интересов. Только тогда мы сможем рассчитывать на социальный мир и гармонию в обществе, когда каждому индивиду будем гарантировать равные возможности в реализации интересов и удовлетворении своих потребностей. Это – первейшее условие снижения уровня преступности. А он, уровень преступности, как Вы догадываетесь, вовсе не зависит от полиции.

        Валерий Георгиевич, из того, что Вы отметили выше, видно, что криминология выявляет очень сильную связь между политикой, экономикой, социальными отношениями и преступностью. Не преувеличиваете ли Вы роль криминологии как науки, исследующей преступность как социальное явление?

        Нет, совсем не преувеличиваю. Хорошая криминологическая наука, образно говоря, как и медицина может поставить больному обществу диагноз, показать причины болезни и рекомендовать средства для лечения. Без этой науки нельзя успешно бороться с преступностью, судьба данной науки сложная: ее не признавали при Сталине, Хрущеве и чуть-чуть терпели при Брежневе и Горбачеве, Не признавали потому, что исследователь обнажает правду о причинах преступности, что не всегда нравится власть предержащим. Нынче, правда, времена другие, но рассчитывать на быстрое признание криминологии у нас не приходится. Ведь нужно иметь большое гражданское мужество, чтобы признать свои ошибки, сделать соответствующие выводы и все возможное по их исправлению.

Тут вполне уместно, наверное, сказать, что правильные, научно обоснованные выводы можно сделать, опираясь только на криминологическую экспертизу. Сегодня, на мой взгляд, необходимо, как никогда ранее, подвергать криминологической экспертизе все проекты социально-экономических программ и законов. Почему это необходимо? Потому, что принятие новых законов приводит не только к изменению системы общественных отношений; зачастую они сами становятся своего рода катализаторами появления различного рода нарушений или новых видов преступности. Вот почему важно дать парламентариям нужную информацию об этом и предложить им меры, которые бы исключали либо хотя бы минимизировали неблагоприятные последствия принятых нормативных актов.

К сожалению, надо признать, что нас о проведении таких экспертиз никто не просил. Почему? Ответ напрашивается сам собой. Зачем власти “знать” о последствиях своей недальновидной политики, не легче ли все списать на фактор невозможности предугадать последствия и уйти от ответственности. А жаль. Мы могли бы, к примеру, вести по заказам органов государственной власти и управления, различных предприятий и организаций криминологические исследования, осуществлять консультативную помощь и рецензирование научных работ и т.д.

        Валерий Георгиевич, Вы уже отметили, что может сделать ассоциация. Наверное, уместно спросить, что Вами сделано, какие ваши реальные возможности, на каких наиболее перспективных и актуальных направлениях исследований вопросов борьбы с преступностью ассоциация сконцентрировала или сконцентрирует усилия ученых и практиков и т.д.? Что удалось сделать ассоциации своими силами на сегодняшний день?

        Подчеркну сразу, хотя возможности наши по сравнению с подобными ассоциациями в России, Румынии, Прибалтике, странах Европы весьма ограничены, мы не сидим, сложа руки. Под эгидой ассоциации изданы учебные пособия “Общая теория права” и “Криминологическая статистика”. Первое рассчитано на самые широкие слои общественности, а второе предназначено и сотрудникам правоохранительных органов. Нами создается исследовательский потенциал. Из множества направлений мы на текущий, 1996-й год выделили для себя два направления. Первое – это исследование организованной преступности, которая реально влияет на происходящие у нас реформы. Данное направление не может не волновать ученых и практиков Молдовы. Скажу больше. Мои прогнозы 4-летней давности, высказанные в Вашем журнале в статье “Наступит ли царство крестных отцов...”, могут стать реальностью. А реальность эта тревожная. И поэтому наша ассоциация совместно с Академией полиции планирует провести республиканскую научно-практическую конференцию на тему: “Стратегия борьбы с организованной преступностью в Молдове”. В подготовке и проведении конференции рассчитываем на участие вашего журнала.

Другое направление нашей деятельности, которому мы уделяем особое внимание, – это поддержка негосударственных служб обеспечения безопасности. Их появление объективно продиктовано изменениями во всех сферах общества и требует не только нового видения государственной концепции борьбы с преступностью, но и диктует необходимость выработки системы подготовки специалистов для негосударственных служб обеспечения безопасности.

Конечно, сфера наших интересов не исчерпывается перечисленным, мы готовы поддержать любые проекты, имеющие отношение к вопросам борьбы с преступностью.

        Наверное, Валерий Георгиевич, уместно спросить Вас о том, где криминологическая ассоциация рассчитывает вести подготовку криминологических кадров? Проблема кадров-криминологов у нас в Молдове весьма актуальна, ибо мы после распада бывшего союзного государства оказались оторванными от крупных научных и учебных центров. Быть может оправданно создавать совместные центры, используя там опыт, научный потенциал ведущих юридических вузов соседних стран. Полагаю, есть и другие подходы к данной проблеме, которые позволят начать подготовку криминологов-аналитиков. Для нас эта категория специалистов очень важна. Именно криминологам-аналитикам предстоит заняться исследованием данных о преступности, на их основе выявлять причины и условия, способствующие совершению тех или иных общественно опасных деяний, вырабатывать конкретные профилактические меры по их предупреждению.

        Да, Вы правы, в Молдове остро ощущается дефицит кадров-криминологов. Без достаточного количества хорошо подготовленных специалистов-криминологов, ни о каком создании научной базы борьбы с преступностью нельзя и мечтать. Молдове уже сегодня, как никогда прежде, необходим научно-исследовательский центр по вопросам борьбы с преступностью (Криминологический центр), и я уверен, что он появится. Но не только для такого центра нужны криминологи; они найдут свое применение как в госструктурах, ведающих вопросами борьбы с преступностью, так и в частных структурах безопасности. Спрос на криминологов будет расти. Исходя из данной потребности Независимая криминологическая ассоциация делает все возможное в плане создания системы подготовки криминологических кадров в Республике Молдова, системы, ориентированной на требования, возможности нашего общества и учитывающей его специфику. В данном плане нами кое-что уже сделано. Под эгидой ассоциации открыт и действует Криминологический колледж, который по существу стал первичным звеном в системе подготовки криминологических кадров. Становление же профессионала-криминолога, как того требует концепция подготовки специалистов данного профиля, потребует более длительной подготовки. Криминологи должны проявить склонность к исследовательской работе, они должны обладать обширными знаниями в юриспруденции, социологии, психологии, политологии, экономике, философии, статистике, педагогике и т.п.

У выпускников криминологического колледжа хорошие перспективы. Они, если проявят во время обучения исследовательские и аналитические способности, в дальнейшем могут быть направлены как стипендиаты ассоциации на учебу в высшие учебные заведения Молдовы и за рубеж.

        И последнее. Давайте, Валерий Георгиевич, заглянем с Вами в перспективу. Что Вы считаете нужно сделать, например, уже через год криминологической ассоциации, а что через два? С чем Вы, как президент, и члены правления ассоциации хотели бы подойти к исходу 4-летнего периода, когда истечет срок ваших полномочий и предстоят очередные выборы? Четыре года, Вы скажете, слишком далекая перспектива, но ведь время летит быстро. А когда оно канет в Лету, все равно придется говорить о том, как были выполнены планы.

        Нет, такой мысли, что 4 года – далекая перспектива, у меня не возникало. 4 года – это не так уж и много, а скорее даже мало для больших нужных дел, если действительно смотреть в перспективу. Хочу, однако, подчеркнуть: ни я, как президент ассоциации, ни ее члены не берут на себя какие-то жесткие обязательства или планы и т.п. Просто мы объединены общими интересами, сформулированными в уставе ассоциации, работаем по мере своих сил и возможностей, делаем это добровольно, в свободное от основной работы время. Мое предназначение как президента ассоциации – сделать все возможное для того, чтобы эту деятельность организовать, дать ей социально полезную направленность, поставить знания и умения членов ассоциации на службу своему народу и делу борьбы с преступностью. И нам это в определенной мере удается, хотя и не все, и не сразу. Однако мы – оптимисты, что вселяет надежду на успех в дальнейшем.

Главное, что хотелось бы осуществить как первому президенту ассоциации, так это добиться признания науки криминологии в Молдове, содействовать созданию серьезной научной базы в борьбе с преступностью и, конечно, завершить начатый проект создания системы подготовки криминологических кадров.

        Спасибо.

 

 

 

Интервью вел О. ДОРОШ

События