К ВОПРОСУ О ПОНЯТИИ И КЛАССИФИКАЦИИ

ДОЛЖНОСТНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

 

                                                                                  Сергей  Илий,                

кандидат юридических наук,  НИИ МВД России

Бужор Валерий,

доктор права, Бельцкий Государственный Университет "Алеку Руссо"

 

В предлагаемой статье предпринят анализ проблемы определения должностных преступлений, а также близкие по смыслу понятия, уделив внимание их криминологическим аспектам. При этом сразу оговоримся, что понятие должностных преступлений до настоящего момента относится к разряду дискуссионных, а принимая во внимание значительное количество работ по данной проблематике, становятся понятны все трудности связанные с освещением данного вопроса.

Одно из первых определений должностных преступлений, в российском уголовном праве, принадлежит В. Ширяеву, который в 1916 году писал: «злоупотребление должностными полномочиями, заключающееся в посягательстве или на правовые блага, доступные для воздействия лишь со стороны должностных лиц, или и на иные правовые блага, но учиненные с помощью такого способа, который находится в руках только должностного лица» [19,178].

В послереволюционный период, А. Трайнин писал, что должностные преступления представляют собой «посягательство на правильное течение государственной (общественной) службы, исполнителем которой может быть только должностное лицо» [16,38].

Схожее определение давал и А. Гюнтер: «должностное преступление – это преступление непосредственным объектом которого является служебная деятельность должностного лица и нарушение правильного отправления им его служебных функций» [2, 38].

М. Кожевников и Н. Лаговиер давали довольно широкое понятие преступления по должности – как «нарушение служащим служебного долга, служебных обязанностей» [6, 39].

В свою очередь, А. Эстрин полагал, что «суть должностных преступлений заключается в нарушении должностных, служебных обязанностей, а вопрос об объекте преступления есть вопрос о том, какие блага или, точнее, какие из охраняемых данным классовым правопорядком интересов терпят ущерб от совершения данного преступления» [20, 38].

Г. Смолицкий определял должностное преступление: «как умышленное или неосторожное действие или бездействие должностного лица по его службе, выразившееся в нарушении или невыполнении закона во вред государственному или общественному учреждению, предприятию или законным правам и интересам отдельных граждан» [14, 133].

Б. Утеский понимал под должностными преступлениями: «посягательства на правильную, отвечающую интересам социалистического строительства работу государственного и общественного аппарата со стороны работников этого аппарата» [18, 43]. Схожее понятие этих деяний дается и в Курсе советского уголовного права, «должностные преступления это такие общественно опасные деяния, которые посягают на правильную, отвечающую интересам коммунистического строительства работу советского государственного аппарата и которые совершаются должностными лицами, использующими для этого свое служебное положение» [12, 30].

Нормативное определение должностных преступлений было дано лишь в УК УССР и УК ГССР: «нарушение должностным лицом обусловленных его служебным положением обязанностей, причинившее существенный вред государственным или общественным интересам или охраняемым законом правам и интересам отдельных граждан» [15]. Однако, как писал Б. Здравомыслов, отмечая определенную неполноту данного определения: «Содержащиеся в законе определения должностных преступлений суживают их круг, поскольку для некоторых из них не требуется фактического причинения существенного вреда, и, кроме того, совершение должностного преступления может выражаться не только в нарушении обязанностей по службе, но и в использовании своего служебного положения» [3, 47].

По мнению М. Лысова, должностные преступления посягают на правильную работу советского государственного аппарата и совершаются должностными лицами при исполнении возложенных на них обязанностей, если они влекут за собой причинение существенного вреда государственным, общественным или личным интересам или способны причинить такой вред [10, 69].

В то же время, Б. Здравомыслов уточняет, что должностные преступления могут быть совершены не только при исполнении возложенных на должностных лиц обязанностей [3, 47] и предлагает свое понятие должностного преступления: «Должностным преступлением является умышленное или неосторожное общественно-опасное деяние (действие или бездействие), которое совершается должностным лицом вопреки интересам службы с использованием служебных полномочий либо должностного положения или в связи с выполнением обязанностей по службе и которое представляет посягательство на правильную деятельность советского государственного или общественного аппарата» [3, 47]. На наш взгляд, определение должностного преступления, сформулированное Б. Здравомысловым, является наиболее полным.

В свою очередь, Ю. Ляпунов полагая, что понятие должностного преступления должно содержать также и положение о реально причиненном ущербе, предлагает более узкое определение: «Должностное преступление – это виновное (умышленное или неосторожное) общественно-опасное деяние (действие или бездействие), совершаемое должностным лицом в сфере деятельности государственного или общественного аппарата и реально нарушившее нормальное функционирование указанного аппарата». [3, 47].

Также более узкое понятие предлагает и П. Панченко, который понимает под должностным преступлением «общественно-опасное и уголовно-противоправное деяние должностного лица, совершаемое вопреки интересам службы и посягающее на установленный законом порядок деятельности государственных органов или общественных организаций» [11, 21].

По мнению Н. Коржанского «должностными называются преступления, совершаемые должностными лицами с использованием предоставленных им в соответствии с занимаемой должностью правомочиями во вред интересам службы либо невыполнение или ненадлежащее выполнение ими своих служебных обязанностей» [7, 5].

Мы не будем углубляться в критический анализ вышеприведенных определений должностных преступлений, во-первых, потому, что вышеуказанные авторы исходили из конкретного  уголовного законодательства и состоянием науки уголовного права своего времени, а, кроме того, обширная полемика по вопросу понятия должностных преступлений уже содержится в ряде фундаментальных работ В. Кириченко, Б. Здравомыслова, В. Соловьева, Б. Волженкина и других.

На наш взгляд, вполне приемлемым является общее определение должностных преступлений предложенное Б. Волженкиным: «Должностные (служебные) преступления – выделяемая в законодательстве большинства стран мира группа преступлений, объединяемых тем, что они являются посягательством на нормальную деятельность аппарата публичного управления и совершаются работниками этого аппарата, наделенными соответствующими полномочиями и злоупотребляющие ими (служащие, публичные служащие, должностные лица и т. п.)». [13, 177-178].

Таким образом, под должностными преступлениямив первую очередь подразумеваются деяния, предусмотренные соответствующими главами уголовного законодательства, а именно: гл. XV «Преступления, совершенные должностными лицами» Уголовного кодекса Республики Молдова (гл. 30 «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления» Уголовного кодекса Российской Федерации).

Глава XV УК РМ «Преступления, совершенные должностными лицами» включает такие уголовно наказуемые деяния как: пассивное коррумпирование – ст. 324 УК; активное коррумпирование – ст. 325; извлечение выгоды из влияния – ст. 326; злоупотребление властью или служебным положением – ст. 327; превышение власти или служебных полномочий – ст. 328; служебная халатность – ст. 329; получение служащим незаконного вознаграждения – ст. 330; отказ от исполнения закона – ст. 331; служебный подлог – ст. 332 [4, 333]. Всего 9 статей, из них 2 (активное коррумпирование и получение служащим незаконного вознаграждения), строго говоря, не являются должностными преступлениями, так как предусматривают преступления совершаемые общим субъектом, а не только должностным лицом. В своё время, В. Кириченко предлагал такого рода деяния относить к категории преступлений против порядка управления [4, 332]. По новому Уголовному Кодексу Молдовы это преступления против публичной власти и безопасности государства (глава XVII УК РМ).

Необходимо заметить, что зачастую в учебных пособиях и специальной литературе (уголовно-правовой и криминологической) должностные преступления рассматриваются лишь в узком смысле, то есть таковыми считаются исключительно деяния, предусмотренные в соответствующей главе Уголовного кодекса. В этом вопросе мы разделяем точку зрения В. Кириченко, полагавшего, что «все преступления, совершаемые должностными лицами, преступно использующими свое служебное положение, являются должностными преступлениями в широком смысле слова».[4,321]

В свое время ещё А. Трайнин выделял, помимо общепринятых должностных преступлений, квалифицированные должностные преступления. Также и В. Кириченко классифицировал должностные преступления на три группы: «общие должностные преступления, специальные должностные преступления и иные преступления, совершаемые должностными лицами с использованием своего служебного положения» [4, 328-332].

И действительно, некоторые составы преступления, сформулированные в других главах Уголовного Кодекса, предусматривают деяния, совершаемые также лишь исключительно должностными лицами (например, нарушение правил охраны труда – ст. 183 УК РМ, привлечение к уголовной ответственности заведомо невиновного лица – ст. 306 УК PM, принуждение к даче показаний – ст. 309 УК РМ и др.). Следовательно, законодатель помимо общих составов должностных преступлений, упомянутых в соответствующих главах уголовных кодексов, устанавливает и специальные составы должностных преступлений. В них видовой объект преступного посягательства иной (собственность, права и интересы граждан, правосудие и т.п.) нежели в должностных преступлениях, видовой объект которых (государственная власть или правильная деятельность государственного аппарата) является, в данном случае, дополнительным объектом преступления. Это и явилось основанием для помещения такого рода деяний в соответствующие главы уголовного кодекса.

В данном вопросе придерживаемся точки зрения Б. Здравомыслова писавшего: «Все преступления, совершаемые должностными лицами в связи со служебным положением, принято подразделять на две группы: общие и специальные должностные преступления. Общими являются те из них, которые могут быть совершены в любой области деятельности государственного аппарата и любым должностным лицом. Специальными признаются такие, которые могут быть совершены лишь в отдельных (специальных) сферах деятельности государственного аппарата (например, при отправлении правосудия, реализации и охране трудовых и политических прав граждан и т.д.) и не всеми, а лишь наделенными дополнительными служебными функциями должностными лицами» [3, 51].

Существует также и ряд деяний, которые могут быть совершены как должностными, так и иными, не должностными, лицами (например, контрабанда – ст. 248 УК. P.M., мошенничество – ст. 190 УК P.M., присвоение чужого имущества – ст. 191 УК РМ, отмывание денег – ст. 243 УК РМ и др.). В подобных случаях законодатель, как правило, предусматривает дополнительный квалифицирующий признак, обозначающий, что данное деяние совершается должностным лицом с использованием служебного положения (например, ч. 5 ст. 248 УК РМ – контрабанда совершенная должностным лицом с использованием служебного положения и т.п.). Такого рода преступления Б. Здравомыслов предлагает называть – альтернативно-должностными преступлениями. «В случае совершения их должностными лицами в связи с занимаемой должностью они приобретают черты специальных видов должностных преступлений» [3, 53]. Н. Коржанский  использует термин частично должностные преступления.

Следует отметить, некоторую условность подобных классификаций, обуславливаемых особенностями уголовного законодательства той или иной страны. Так, Уголовный кодекс Германии включает все должностные преступления в один раздел «Должностные преступные деяния». В нем предусмотрены наряду с общими должностными преступлениями, в нашем понимании, и такие противоправные деяния как, например, вынесение неправосудного приговора или решения (§ 336), нанесение телесного повреждения при исполнении служебных обязанностей (§ 340), преследование невиновного (§ 344), незаконное взимание сборов (§ 352), нарушение служебной тайны (§ 353), нарушение налоговой тайны (§ 355), противоречащее делу одновременное обслуживание адвокатом спорящих сторон в одном и том же процессе (§ 356) и т.п.

В соответствии с молдавским уголовным законодательством, должностные преступления можно классифицировать, на наш взгляд, на три группы:

• Общие должностные преступления – пассивное коррумпирование – ст. 324 УК РМ; извлечение выгоды из влияния – ст. 326; злоупотребление властью или служебным положением – ст. 327; превышение власти или служебных полномочий – ст. 328; служебная халатность – ст. 329; отказ от исполнения закона – ст. 331; служебный подлог – ст. 332. Всего 7 статей уголовного кодекса Республики Молдова, которые содержатся в одной главе. Преступления, ими предусмотренные, имеют единый родовой объект и могут быть совершены лишь должностным лицом.

•Специальные должностные преступления – умышленное нарушение законодательства о доступе к информации – ст. 180 УК РМ, нарушение правил охраны труда – ст. 183, умышленное сокрытие или предоставление недостоверных данных о загрязнении окружающей среды – ст. 225, неисполнение обязанностей по ликвидации последствий экологических нарушений – ст. 226, привлечение к уголовной ответственности заведомо невиновного лица – ст. 306, вынесение неправосудного приговора, определения или постановления – ст. 307, незаконное задержание или арест – ст. 308, принуждение к даче показаний – ст. 309, злоупотребление властью, превышение или бездействие власти – ст. 370 и халатное отношение к службе – ст. 378 (ст. 370 и ст. 378 предусматривают воинские преступления). Всего 10 статей, которые содержатся в 4 различных главах Уголовного Кодекса Республики Молдова, и соответственно имеют разные родовые объекты преступления, но схожий дополнительный (факультативный) объект – правильное функционирование и авторитет органов и служащих публичной власти, а также её представителей. Кроме того, указанные статьи имеют также и одинаковый специальный субъект преступления – должностное лицо.

•Альтернативные должностные преступления – нарушение международного гуманитарного права – ст. 138 УК РМ, пропаганда войны – ст. 140, торговля людьми – ст. 165, нарушение равноправия граждан – ст. 176, нарушение неприкосновенности частной жизни – ст. 177, нарушение тайны переписки – ст. 178, нарушение неприкосновенности жилища – ст. 179, нарушение права на свободу собраний – ст. 184, мошенничество – ст. 190, присвоение чужого имущества – ст. 191, разглашение тайны усыновления – ст. 204, незаконная охота – ст. 233, незаконное занятие предпринимательской деятельностью – ст. 241, отмывание денег – ст. 243, контрабанда – ст. 248, выпуск в эксплуатацию заведомо технически неисправных транспортных средств – ст. 265, фальсификация идентификационных элементов автотранспортного средства – ст. 276, вмешательство в осуществление правосудия и уголовного преследования – ст. 303, фальсификация доказательств – ст. 310, разглашение данных уголовного преследования – ст. 315, разглашение сведений о мерах безопасности, принятых в отношении судьи и участников уголовного процесса – ст. 316, способствование побегу – ст. 318, умышленное неисполнение решения судебной инстанции, незаконная передача запрещенных предметов лицам, содержащимся в пенитенциарных учреждениях – ст. 322. Всего 23 статьи Уголовного Кодекса Республики Молдова, определенные части которых прямо указывают, что деяния должны быть совершены должностным лицом (или с использованием служебного положения).

Таким образом, всего молдавское уголовное законодательство включает 40 статей предусматривающих преступления, которые могут быть совершены должностными лицами.

Справедливости ради, необходимо упомянуть о существовании в Уголовном Кодексе Республики Молдова ряда статей, устанавливающих ответственность за деяния, весьма схожие с альтернативно-должностными преступлениями (например, геноцид – ст. 135 УК РМ, доведение до самоубийства – ст. 150, разглашение государственной тайны – ст. 344, некоторые экологические и экономические преступления и др.), которые также могут быть совершены должностными лицами с использованием служебного положения. Однако, поскольку в данном случае непосредственно в тексте этих норм нет соответствующего указания, на наш взгляд, было бы необоснованно относить их к категории альтернативных должностных преступлений. В противном случае, теряется критерий отграничения должностных преступлений, так как, теоретически большинство преступлений может быть совершено должностным лицом с использованием своего служебного положения, в том числе и такие, как убийство, кража и т.д.

В заключении необходимо отметить, что новый Уголовный Кодекс Республики Молдова предусматривает и ряд деяний, схожих с общими должностными преступлениями, которые, однако, совершаются не должностными лицами. Глава XVI УК РМ «Преступления, совершенные лицами, управляющими коммерческими, общественными и иными негосударственными организациями» включает такие деяния как: получение взятки – ст. 333; дача взятки – ст. 334; злоупотребление служебным положением – ст. 335 и превышение служебных полномочий – ст. 336, совершаемые лицами, управляющими коммерческими, общественными и иными негосударственными организациями (за исключением дачи взятки), также, в некоторых случаях, нотариусами, аудиторами и адвокатами (ч. 2, 3 ст. 335) и работниками частной службы обеспечения безопасности или частной детективной и охранной организации (ч. 2, 3 ст. 336). Так как, такого рода деяния совершаются не должностными лицами, а также имеют другой объект преступного посягательства, то, несмотря на схожесть объективной и субъективной сторон, их нельзя относить к категории должностных преступлений. Как правило, они трактуются большинством специалистов в качестве служебных преступлений [21], хотя некоторые правоведы относят их к специфической разновидности должностных преступлений [8, 278].

Литература:

1.    Волженкин Б.В. Служебные преступления. М., 2000.

2.    Гюнтер К. Должностные преступления. Харьков, 1928. Цит. По Волженкин Б.В., Служебные преступления. М., 2000.

3.    Здравомыслов Б.В. Должностные преступления. Понятие иквалификация. 1975.

4.    Кириченко В.Ф. Должностные преступления по советскому уголовному праву. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. М., 1965.

5.    Карпец И.И. Преступность: иллюзии и реальность. М.: Российское право, 1992.

6.    Кожевников М., Лаговиер Должностные преступления и борьба с ними. М, 1926. Цит. по Волженкин Б.В. Указ. соч.

7.    Коржанский Н.И. Квалификация следователем должностных преступлений. Волгоград, 1986.

8.    Лесниевски-Костарева Т.А. Уголовное право. Словарь-справочник. М., 2000.

9. Ляпунов Ю.И. Должностные преступления. Киев, 1988.

10.    Лысов М.Д Ответственность должностных лиц по советскому уголовному праву. Казань, 1972.

11.    Панченко П.Н. Квалификация должностных преступлений, совершаемых в сфере экономики. Нижний Новгород, 1995.

12.    Пионтковский А.А., Меныпагин В.Д., Чхиквадзе В.Д. Курс советского уголовного права. Особенная часть, т. 2. М., 1959.

13.    Российская криминологическая энциклопедия. М., 2000.

14.    Смолицкий Г. Должностные преступления. М.: Юриздат, 1947. Цит. по Кириченко В.Ф. Указ. соч.

15.    Ст. 164 УК УССР Научно-практический комментарий. Киев, 1969.

16.    Трайнин А.Н. О должностных преступлениях // „Право и жизнь".1924. № 9. С. Трайнин А.Н. Уголовное право РСФСР. Часть особенная: Преступления против государства и социального порядка. П., 1925.

17. Трайнин А.Н. Должностные и хозяйственные преступления. М., 1938. Цит. по Волженкин Б. В. Указ. соч.

18. Утевский Б.С. Общее учение о должностных преступлениях. М., 1948. Цит. по Волженкин Б.В. Указ. соч.

19 Ширяев В.Н. Взяточничество или ходателъство в связи с общим учением о должностных преступлениях. Ярославль, 1916. Цит. по Волженкин Б.В. Указ. соч.

20. Эстрин А. Должностные преступления. М., 1924. Цит. по Волженкин Б.В. Указ. соч.

 

21. Яни П.С. Экономические и служебные преступления. М.: ЗАО «Бизнес-школа «Интел-синтез»», 1997; 

События