Статьей криминолога Валериу Бужор, доктора права, старшего преподавателя кафедры уголовного права и криминологии Национальной академии полиции им. Штефана чел Маре, мы начинаем публикацию цикла статей о малоизвестной, почти неизведанной и полностью игнорируемой в нашей республике науке.

Надеемся, что рубрика “Криминология: теория и практика” не только просветит наших читателей в этой области знаний, ознакомит с предметом криминологии, ее сущностью, предназначением и ролью в нашем обществе, равно как и с пагубными последствиями пренебрежительного к ней отношения. Мы задаемся целью привлечь внимание сильных мира сего к криминологии как науке, способной внести существенный вклад в борьбу с преступностью, принявшей на данном этапе угрожающий размах. Приглашаем и рассчитываем на участие в дискуссии всех желающих и сведущих в этой области. Вопрос необходимо решить безотлагательно. Итак,

 

СЛОВО В ЗАЩИТУ КРИМИНОЛОГИИ

Стремительный рост и угрожающий уровень преступности, опасные изменения в ее структуре могут иметь непоправимые последствия для Молдовы. Реальный уровень преступности на данном этапе свидетельствует о том, что наше общество подошло к той роковой черте, за которой начинается процесс самоуничтожения и вырождения нации.

Все мы прекрасно понимаем, что сегодня нет более важной проблемы в обществе, чем борьба с преступностью. Понимать-то понимаем, но, к сожалению, не предпринимаем мер, адекватных опасности. Позиция верхов вызывает, как минимум, недоумение. Создание различных комиссий и советов не что иное, как имитация деятельности в духе коммунистической эпохи. Можно перечислить целый ряд факторов, определяющих создавшееся положение. Я же коснусь главного из них, первопричины.

Чтобы добиться эффективности в борьбе с преступностью, необходимо правильно решить проблемы, связанные с изучением сущности этого явления, оценкой криминогенной обстановки и ее тенденций в республике. Для этого необходимо установить условия, факторы и обстоятельства, создающие благотворную почву для совершения преступления, прогнозировать преступность. И, конечно же, следует безотлагательно разработать концепцию мер социального контроля над преступностью.

Все эти задачи – чисто практического порядка, но решить их можно, лишь имея солидную научную основу. А таковой-то и нет. К сожалению, Молдова остается одной из немногих стран (претендующих на вступление в цивилизованный мир), в которых не ведутся фундаментальные криминологические исследования и нет ни единого криминологического учреждения или центра. Республика не готовит специалистов для этой области, и я не очень-то погрешу против истины, если скажу, что профессия криминолога-исследователя – одна из самых редких.

А если к этому первостепенному фактору (необеспечение борьбы с преступностью солидной научной основой) присовокупить отсутствие юридической основы, соответствующей реальному положению преступности на данном этапе, плюс сложность деятельности правоохранительных органов в новых условиях, их неукомплектованность кадрами и неудовлетворительное материально-техническое обеспечение и др., становится ясным, почему мы не в состоянии эффективно бороться с обычной преступностью, не говоря уже о профессиональной и организованной преступности, коррупции. И если опасность преступности в полной мере осознают все, то необходимость теоретического обеспечения действий и мер по борьбе с преступностью – лишь некоторые и частично. Только руководители правоохранительных органов пытаются привлечь внимание к этой проблеме. К сожалению, безуспешно. Хочу еще раз подтвердить и сделать акцент на существовании этой проблемы, чтобы хоть в какой-то мере подтолкнуть наше правительство к конкретным шагам по ее решению. Пора понять – мы не можем эффективно бороться с преступностью, основываясь лишь на профессиональном чутье и интуиции, ибо анализ явления преступности, ее причин требуют специальных знаний.

Все это подтверждает очевидную опасность детеоризации проблемы преступности. К сожалению, она обуславливается также и кризисным положением самой криминологии как науки, цель которой – разработка и предложение мер борьбы с преступностью на основании изучения сути и проявлений явления “преступления”. Предметом криминологии (многие путают ее с криминалистикой) является преступление как социальное явление, законы его проявления и существования в человеческом обществе, причины преступности, другие факторы, определяющие и способствующие совершению преступлений, особенности личности преступника. Криминология также изучает социальные последствия преступности, проблему жертв (виктимология). Криминология же включает также и криминологическую статистику, криминологический прогноз, профилактику.

В последние 30 лет криминология занималась лишь обеспечением и “научным” обоснованием интересов власти в плане борьбы с преступностью, исходя из чисто идеологических постулатов типа: в социалистическом обществе нет предпосылок для роста преступности. Преступность рассматривалась как печальное наследие капиталистического общества. Кроме того, утверждалось, что на переходном этапе от социалистического общества к коммунистическому, непрерывно снижается уровень преступности, исчезают организованная и профессиональная преступность, сокращаются проявления преступного насилия и т.д. Поэтому профилактика провозглашалась приоритетным направлением системы борьбы с преступностью. Криминологи, естественно, оказались перед дилеммой: либо руководствоваться в своих исследованиях идеологическими догмами, либо уходить от “острых” проблем. К сожалению, добрая часть криминологов добились известности в советской науке, не выходя за рамки названных постулатов. Хотя утверждалось, что криминологи в своих исследованиях опирались на единую методологическую основу (марксистско-ленинскую методологию), с чистой совестью можно сказать, что в этой области не было никакой методологии.

Кризис нашей криминологии большей частью обусловлен тем, что она развивалась изолированно от мирового опыта. Была создана «советская» и «социалистическая» криминология.

Можно перечислить и другие факторы, которые довели криминологию стран бывшего социалистического лагеря до кризисного положения. Перечисленное плюс социальная практика позволяют сделать вывод, что криминология, основанная на догмах коммунистической идеологии, от которых до сих пор полностью не избавилась, доказала свою несостоятельность. Поэтому сегодня на повестке дня стоит не только задача дальнейшего развития криминологии, но и необходимость полного пересмотра большей части ее постулатов.

К сожалению, на данном этапе нельзя говорить о каких-либо конкретных сдвигах в плане решения проблемы.

В какой-то мере этот застой можно объяснить тем, что старшее поколение не в состоянии что-либо изменить, а новое поколение криминологов сталкивается с препятствиями и сложностями при пересмотре укоренившихся в криминологии догм, как и при выдвижении новых идей.

Хочу отметить, что в плане развития криминологических теорий отдельными учеными дела идут куда лучше. Можно успешно использовать многие из этих конкретных криминологических исследований.

При пересмотре криминологического наследия мы должны быть внимательными и осознать, что не все, что создано социалистической криминологией, следует отбросить, сдать в “музей бесполезных идей”. Разрушать до основания мы, как известно, умеем, да только расхлебывать это потом приходится долго.

В заключение хочу еще раз подчеркнуть, что эффективность мер борьбы с преступностью можно обеспечить лишь на солидной теоретической основе, которая в свою очередь может быть создана только на базе криминологической теории. Это убедительно доказывает и опыт передовых стран, который можно использовать в решении данной проблемы в нашей республике. Для этого необходимо, чтобы и верхи были заинтересованы в обеспечении солидной научной основы при разработке мер социального контроля над преступностью.

Очень хочется быть оптимистом, надеясь, что отношение нового парламента к затронутой проблеме будет существенно отличаться от позиции предыдущего.

 

 

События